Бездушные твари-2?!

deti2

Читательница нашей газеты после статьи о мэрских чиновниках, опубликованной в предыдущем номере, прислала свой рассказ о том, что творится в детских садах Архангельска.

Когда-то я работала в детском саду № 6 на улице Галушина. В самый первый день работы во время ремонта в здании меня поставили почистить грядки от сорняков с другим воспитателем с 25-летним стажем в этом учреждении. И когда она про одуванчик спросила: «Это сорняк?» – немного ввела меня в ступор:
– Это одуванчик.
– Так сорняк?
– Его не садят, он сам растёт.
– ???
В результате мне пришлось объяснять педагогу с 25-летним стажем, что садовые цветы (которые нам нужно оставить на грядке) садит человек, а луговые или полевые (которые нужно убрать) растут сами. А как же занятия, наблюдения с детьми, когда этот одуванчик проходят несколько раз в разных темах (растения, цветы –
садовые и полевые, лекарственные растения)? Исходя из уровня интеллекта этого педагога, мониторинг для детей необходимо проводить и с педагогами, причём отдельно в центре, а не на рабочем месте, где ответы можно обсудить совместно.
Начался учебный год, и в группе я не смогла найти ни одного дидактического материала для занятий по математике. Пришлось обратиться к напарнице за помощью. Оказалось, что ничего и нет, а работают они только в тетрадях. Соответственно, темы на пальцах объясняют… или не объясняют.
Однажды пришла в методический кабинет за картиной на занятие по развитию речи. Так зам. заведующего по УВР, судя по выражению лица, была очень удивлена такой просьбе и с трудом вспомнила, где у неё вообще картины лежат.
А насилие над детьми в данном учебном заведении было нормой, и так считали все педагоги этого учреждения. На мои возмущения воспитатели дружно отвечали: «Дети ко всему привыкают».
Вначале я пыталась бороться с пьянством на кухне по пятницам, потому что родители не могли дождаться ужина и забирали детей голодными; вечно пьяным или с запахом перегара младшим воспитателем на моей группе, и. о. заведующей производством без должного образования, которая приходила защищать пьяную нянечку, находясь в таком же состоянии, устраивала мне при детях и родителях в группе скандал. Была и воспитатель без образования, только поступившая в колледж и не отучившаяся даже первую сессию, воспитатель с образованием бухгалтера, не умевшая безошибочно посчитать табель посещаемости детей. Моя напарница во второй младшей группе, педагог с огромным стажем, не отпускала детей из-за стола, пока они не съедят весь обед. И ей неважно то, что ребёнок уже плачет минут двадцать, засыпает, сидя за столом, да и вообще только недавно поступил в детский сад в двухлетнем возрасте. Да и само меню было однообразным, порой отвратительным – только котлеты из путассу с костями чего стоили. Не раз замечала, как администрация питалась картошечкой с окорочками, а дети – тушеной капустой с рисом в белом соусе.
При получении информации о проведении запланированной проверки контролирующих органов все эти повара и воспитатели срочным образом отправлялись на больничный с детьми или переводились на день в младшие воспитатели.
Было ещё много другого, но бороться с нарушениями в коллективе педагогов со стажем в одиночку бесполезно. И поэтому у меня начались головные боли, давление, простудные заболевания, и однажды, сидя на больничном, я просто не смогла встать с кровати от перенапряжения и осознания своего бессилия против системы.
Я устроилась в другой детский сад социальным педагогом, где была очень добрая и чуткая заведующая, не приветствующая нарушения по отношению к детям и внутри коллектива. Но… нас решили реорганизовать и присоединили к другому дошкольному учреждению, где была другая заведующая.
К нам во вторую младшую группу пришёл новый педагог. Однажды я услышала, что там сильно кричит ребёнок, и зашла проверить. Ребёнок кричал, потому что эта воспитатель его била. Я и медицинский работник детского сада написали две докладных на имя заведующего. Но реакции не последовало. В следующий раз на этого педагога докладную написала родительница, но обратить внимание заведующая соизволила лишь после предупреждения пожаловаться в департамент.
Ещё один важный момент – распределение надтарифного фонда в дошкольных учреждениях. То, что на бумагах, очень расходится с тем, что происходит реально. Например, каждый педагог должен знать, за что ставят стимулирующие надбавки. Да, знает, на собрании зачитали сорок пунктов. Ведь у педагога память развита достаточно, и ему ничего не стоит все это запомнить. Должна быть комиссия по распределению надтарифного фонда. Если уж объединили три сада, так и в комиссию должны входить представители всех трёх садов: старшие воспитатели, воспитатели, младшие воспитатели, председатель профсоюза и другие. А вот что происходит на самом деле. Каждый месяц подходишь к старшему воспитателю с записочкой, что ты сделал в этом месяце. А он проставляет в бланке проценты, составляет ведомость в электронном варианте и с ней отправляется к заведующему в индивидуальном порядке. Та вычёркивает как минимум половину пунктов (из 40% остается 20-25%), так как педагог это делал в рабочее время или она так решила, что это входит в должностные обязанности. Выводят ведомость на бумажный носитель в двух экземплярах, старший воспитатель подписывает и оставляет один экземпляр заведующему, второй забирает себе. И ни о какой комиссии и речи быть не может. А, получив квиток по заработной плате, видишь там только 10% стимулирующих надбавок.
С октября месяца после реорганизации (объединения трёх детских садов в один) я была оформлена на два здания: в одном здании на 0,5 ставки, как основное место работы, и на 0,5 ставки – по совмещению в другом здании, что отражено и в квитанции о заработной плате. Это отражается и на стимулирующих надбавках, так как каждые 0,5 ставки оцениваются отдельно. Например, при участии в городских или других мероприятиях стимулирующие надбавки ставятся только по основному месту работы.
Представитель департамента образования пояснила мне, что учреждение одно и не может быть такого, что ставка разделена на две по 0,5 ставки, да ещё и совмещение, а также все стимулирующие надбавки должны ставиться на всю ставку. Через несколько дней я подошла к заведующей по вопросу моего переоформления, на что она мне ответила хамским тоном, что ей некогда заниматься такой мелочёвкой и у неё нет оснований ставить мне единую ставку. И вообще нужно меньше жаловаться, где не нужно. Далее в приказном тоне последовала фраза: «Несите заявление!» (На увольнение?) Когда я принесла заявление, заведующая закрыла дверь в свой кабинет, наорала и сказала, что теперь я на эту ставку буду работать на все три сада. Я решила, что будет лучше написать заявление на отпуск с последующим увольнением, чем опять свои нервы мотать.
За пару дней до моего увольнения позвонили из бухгалтерии детского сада и сказали, что когда я приду за трудовой книжкой, то должна вернуть в кассу почти три тысячи рублей, так как они перечислили больше. А то, что прошло уже достаточно много времени и за это время были истрачены все отпускные и взять так сразу почти три тысячи рублей мне негде, я ведь теперь безработная, их не волновало. (Да и вообще, дорогие мои, вы прекрасно знали, что я увольняюсь, неужели так сложно правильно посчитать). И несмотря на то что не могут выполнить свои обязанности, приходят в 8.00 и уходят 15.45, соответственно, и не перерабатывают, в конкурсах не участвуют – стимулирующие надбавки получают ежемесячно. За что?
Забрав у документоведа трудовую книжку, подошла в бухгалтерию детского сада, чтобы взять расчётные бумаги и пересчитать самостоятельно (ведь у них получается плохо), прежде чем я отдам в кассу деньги, откуда их уже не вернуть. Прибежала заведующая и стала орать, что я должна внести деньги немедленно, иначе она вызовет ОМОН. И всячески препятствовала моему выходу из сада и уже, когда я спускалась по лестнице, стала дёргать меня за пальто, выворачивать руки и поливать нецензурной бранью. На все её оскорбления я ответила, что если она не желает ждать, пока я всё сама пересчитаю, прежде чем внесу деньги в кассу, то может подать в суд. Но удерживать меня здесь из-за некомпетентности работников бухгалтерии, у неё нет никаких прав. После этого она ещё раз меня обозвала и пнула ногой в живот. Мне вот интересно: у этого человека вообще есть педагогическое образование или, может быть, она его купила? Зато стало понятно, почему она никак не отреагировала, когда я написала докладную на её имя об избиении ребёнка второй младшей группы воспитателем,– сама такая же.
Я считаю, что человек с девиантным поведением не может работать, а уж тем более быть руководителем образовательного учреждения. Но департаменту образования виднее. Они лучше знают, каких руководителей ставить, чтобы наши дети выросли добрыми и порядочными людьми. Отсюда следует – отдав распределение надтарифного фонда в руки заведующих, департамент образования легализовал и их неправомерные действия по отношению к сотрудникам. Получается, сидишь как мышь – можешь творить что хочешь и получаешь стимулирующие надбавки, отмечаешь нарушения – получаешь МРОТ.
А родителям можно посоветовать внимательно относиться к нахождению своих чад в детских садах, если они хотят своим детям добра и здоровья, ведь на руководство дошкольных учреждений полагаться не приходится.

Т. Попова, г. Архангельск

mariaМария ХАРЧЕНКО, депутат Архангельской городской Думы, фракция ЛДПР:

– По данному письму мной подготовлены соответствующие запросы в мэрию города, департамент образования. Если указанные факты имеют место быть, то это свидетельствует о попустительстве со стороны контролирующих органов, в частности департамента образования мэрии города в вопросе подбора кадров как для руководства детскими садами, так и педагогического состава. Особое возмущение у меня вызвали приведённые примеры пьянства в коллективах детских садов, отсутствие образования у поваров. Ведь питание – основа здоровья ребёнка! Теперь становятся понятны истинные причины различных ЧП, связанные в том числе и с отравлениями детей, которые последние несколько лет, к сожалению, происходят всё чаще.
На мой взгляд, основная причина такого положения дел –
в желании мэрии города как можно быстрее обеспечить местами в детских садах всех нуждающихся. Цель эта, безусловно, благая. Но, похоже, получается так, что в погоне за всевозможными видами увеличения мест в детсадах напрочь теряется контроль за работающими в системе дошкольного образования кадрами. И если нехватку воспитателей и нянечек в детсадах можно объяснить низкими зарплатами, то столь распущенное и вольное поведение заведующих объяснить можно, по-моему, лишь попустительством, а может, и покрывательством последних со стороны департамента образования.